Малиновское восстание

Материал из Ртищевской краеведческой энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Малиновское восстание
Обелиск на братской могиле революционеров-подпольщиков, погибших в 1905 году.Кладбище с. Малиновки, 2005 Объект культурного наследия Ртищевского района № 6400000154
Обелиск на братской могиле революционеров-подпольщиков, погибших в 1905 году.
Кладбище с. Малиновки, 2005
ВООПИК.png Объект культурного наследия Ртищевского района № 6400000154
Место

Малиновская волость Сердобского уезда

Дата

27—30 октября 1905

Причины

земельный голод, резкое имущественное расслоение крестьянства

Основные цели

передел земли и хлеба в пользу малоимущих крестьян

Итоги

подавление восстания и убийство его организаторов, арест и ссылка остальных участников восстания

Организатор

Малиновская подпольная бедняцкая организация

Движущая сила

крестьяне-бедняки Малиновской волости

Число участников

н/д

Противники

зажиточные крестьяне, торговцы и прочие имущие слои населения села Малиновки и близлежащих населённых пунктов[1]

Погибло

48 человек

Ранено

н/д

Арестовано

69 человек

Малиновское восстание, или Малиновский погром — крупное совместное восстание крестьян сёл Малиновки, Борков и Крутца и некоторых других сёл Малиновской волости Сердобского уезда, организованное и возглавляемое малиновской подпольной бедняцкой организацией, произошедшее во время Первой русской революции с 27 по 28 октября 1905 года. Было жестоко подавлено имущими слоями местного населения 29—30 октября 1905 года. В ходе избиения «мятежников» было убито более 40 человек. В ртищевскую советскую краеведческую литературу восстание вошло под именем «Малиновская трагедия».

Предыстория

К 1905 году Малиновка была волостным центром, крупным селом с 300 дворами и церковью. Село делилось на две части. В «чёрном» конце Малиновки жили 59 % зажиточных крестьян, владевших по 35—140 десятин земли, 2—3 лошадями. В другом — «красном» конце — бедняки (41 % населения, 54 % дворов). Владелец имения в Новопавловке (ныне часть Малиновки) И. С. Симонов писал в «Историческом вестнике» за 1908 год: «В одном конце села жили крестьяне наиболее благоразумные, зажиточные, так сказать, старых заветов. В другой половине села… элемент совершенно противоположный».

В 1900 году в Малиновке сложилась подпольная бедняцкая организация, в которую вошло более 20 малиновцев. Организатором и руководителем крестьянского кружка был бывший конвоир Фёдор Емельянович Синёв[2]. К началу 1905 года малиновские подпольщики имели группы в сёлах Змиевке (Змеёвке), Каменном Враге (Каменке), в деревнях Песковатке, Драгуновке, Рулёвке, Ерышовке и др.

Хронология восстания

Подготовка

23 октября 1905 года в Малиновке собрался сельский сход, на котором волостной старшина Малиновской волости Василий Савельевич Панкрашкин[3] зачитал Манифест от 17 октября 1905 года, доставленный в волостное правление конным нарочным. За одобрение манифеста высказались крестьяне «чёрного» конца Малиновки, в частности, Косичкин, братья Поповы, хлеботорговец Грачёв. Однако многие крестьяне посчитали, что этот манифест был издан «для господ», а настоящий «крестьянский» о наделе землёй господа спрятали.

24 октября из Малиновки в депо Ртищево группой Ф. Е. Синёва были направлены связные для выяснения обстановки.

25 октября группа Синёва через участника малиновского кружка, работавшего стрелочником на ртищевском железнодорожном узле, В. Н. Макеева получила указание из Ртищева забрать и разделить хлеб из окрестных поместий. Вечером того же дня «красная» половина села собралась на сход. Присутствовало около ста человек. Было принято решение о выступлении на хутор Сусанова, арендовавшего в 7,5 км от Малиновки удельную землю, чтобы забрать из его амбаров хлеб и семена, с ферм скот и разделить среди крестьян. Об этом известили малоимущих крестьян Каменки, Змеёвки Песковатки и других населённых пунктов Малиновской волости.

Восстание

Карта-схема Малиновской волости и сёла, охваченные восстанием 1905 года

27 октября[4] утром более ста[5] подвод со всей Малиновской волости направились на хутор Сусанова. Когда подводы приблизились к хутору, землевладелец сбежал. Крестьяне сбили замки с амбаров. Зерно выгребали и в мешках, и россыпью. До обеда направили в Малиновку, Бахметьевку, Сафоновку и Песковатку 180 подвод с зерном, после обеда — более 200 подвод с зерном в другие сёла и деревни волости. После разграбления, хутор сожгли.

Днём полковник Н. Д. Свиридов телеграфировал из Салтыковки губернатору П. А. Столыпину: «Сего числа по донесению Малиновского волостного правления восемьдесят подвод села Малиновки и деревни Песковатки отбыли в Балашовский уезд на хутор Сусанова с преступными намерениями». Сам Сусанов телеграфировал губернатору уже из Ртищева: «Грабят, жгут имение удельного ведомства Мещеряковской волости Прошу помощи. Выгнали всех».

Вечером было проведено совещание в доме Синёва. Избран Совет действия, установлена связь с окружающими сёлами. Принят развёрнутый план и выделены ответственные.

Утром 28 октября[6] бунтовщики разграбили и сожгли имения помещицы Бон (Червяковой), находившееся в 320 метрах от железнодорожного разъезда Платицинский (возможно Софьино), и Дружинина, имение которого располагалось близ деревни Песковатки. Всего зерном и мукой загрузили 500 подвод. Кроме того, из господских конюшен безлошадным крестьянам раздали лошадей. В имении Бон бунтовщики также захватили много огнестрельного оружия. Разграбление имения Бон происходило на глазах шестерых солдат, присланных для охраны разъезда. Солдаты хотели дать по бунтовщикам залп, однако им запретил это делать унтер-офицер, так как не имел соответствующего распоряжения от начальства.

Вечером того же дня часть бунтовщиков отправилось в село Каменный Враг (Каменка) Балашовского уезда, другая разграбила и сожгла имение Симоновой в Новопавловке. Из имения Симоновой всех коров увели в Малиновку, где их зарезали и поделили.

В тот же день были разгромлены имения Н. Н. Лихарева в Уваровке, Свиридовых в Бахметьевке, Крузо, Епишевского, Лещева, Кривской в Борках и других местных землевладельцев.

В восстание включились сёла и деревни до восьми волостей трёх смежных уездов — Сердобского, Балашовского и Аткарского. Полковник Свиридов телеграфировал губернатору П. А. Столыпину: «Движение развёртывается, сожжено имение Бон. Пожар в Малиновке. Волостное начальство спаслось бегством. Необходимы войска».

Корреспондент газеты «Приволжский край», находившийся на станции Салтыковка сообщал:

« Каждую ночь виднеется зарево пожаров в 6—8 местах. <…> сгорели имения помещиков и купцов: Лихарева (земского начальника), Михайлова, Сусанова, Лещева, Червяковой, Кривской, Устинова, Крузе, Деконского, Янишевского, Фрейгинг, Голубиевской, Шимановской, княгини Гагариной и других… Все пожары производятся крестьянами. Помещиков предупреждают об этом заранее, причём им разрешается забрать движимость. Рассказывают, что крестьяне свои действия объясняют так: «Земля и хлеб наши, движимость ваша, постройки же нужны нам, и мы их приносим в жертву своим предкам, из которых вы пили кровь». Как только разбирают хлеб, сразу же зажигают строения. »

Перелом в восстании

В ночь с 28 на 29 октября[7] в Малиновке были сожжены дома церковного причта (священника и дьякона). Это событие, ставшее переломным в малиновских событиях, по-разному описывалось в дореволюционной и советской историко-краеведческой литературе.

Советские краеведы характеризовали поджог, как провокацию со стороны реакционных сил волости — помещиков, местной власти и зажиточных крестьян. Провокация была частью плана действий по подавлению восстания, который приняли реакционеры на собрании, состоявшемся 27 (28) октября, в имении помещицы Свиридовой. На собрании присутствовали местные помещики — Н. Н. Лихарев (бывший земский начальник 8-го участка Сердобского уезда)[8], Десницкий, И. С. Симонов, духовенство — священник малиновской церкви Николай Николаевский, псаломщик Кирилл Архангельский, дьякон Дмитрий Селезнёв, хлеботорговцы (например, Белоусов), лавочники, полицейские, зажиточные крестьяне, а также полковники В. А. Янишевский и Н. Д. Свиридов, назначенный земским начальником.

Согласно принятому плану, волостной старшина В. С. Панкрашкин выехал в Змеёвку и Ерышовку, а староста Иван Власович Гурьянов — в Бахметьевку, Сафоновку и Песковатку, где они начали агитацию против бунтовщиков, обвиняя «забастовщиков» в намерении осквернить и сжечь церковь, называя их «безбожниками». Под предлогом защиты церкви от осквернения и кощунства, насилия над духовенством со стороны безбожников и бунтовщиков планировалось поднять верующих, а затем в шуме и суматохе устранить зачинщиков грабежа дворянских имений. Из домов причта были заранее вынесены вещи, а сами священники отбыли в Змеёвку «будоражить людей», настраивая их против бунтовщиков.

И. С. Симонов в «Историческом вестнике» описывает события той ночи иначе. Вернувшись из Каменного Врага, бунтовщики устроили пьяный погром в Малиновке. Последователи Синёва изрубили окна и двери в земской школе, из которой выбросили и осквернили икону святителя Николая Чудотворца. Вслед за этим бунтовщики подожгли дома причта, располагавшиеся посередине села. Священник ещё накануне скрылся в селе Змиевке, дьякон укрылся на старой мельнице. Псаломщика бунтовщики оттаскали за уши, а беременную дьяконицу раздели догола и подвергли издевательствам. Сбежавшемуся на пожар народу бунтовщики, угрожая огнестрельным оружием, не позволили тушить огонь. По селу прошёл слух, что бунтовщики хотят поджечь церковь и волостное правление, а затем начать громить тех, кто не участвовал в бунте. Жители Малиновки запросили соседние деревни о помощи.

Избиение бунтовщиков и подавление восстания

Памятник на могиле жертв погрома в селе Малиновка (1960 год)

Утром 29 октября[9] началось избиение «забастовщиков» и погром их домов. В расправе над бунтовщиками участвовали крестьяне «чёрной» половины Малиновки, совместно с крестьянами из соседних сёл — Змеёвки, Песковатки и Крутца. Вооружившись ружьями, топорами, вилами, ножами и ломами, они окружили Малиновку, перехватили все дороги. Одним из первых был убит руководитель малиновского кружка Ф. Е. Синёв, а также его ближайшие соратники С. Н. Шатаев, М. Е. Акинин, Н. Е. Пучков и П. И. Серебряков.

Избиение «красной» части села Малиновки продолжалось два[10] дня — 29 и 30 октября. После оно перекинулось и на смежные селения. Всего, не считая большого количества искалеченных, было убито: в Малиновке 42 человека[11], в Песковатке — 4 и в Крутце — 2 человека. Трупы валялись на улице. Родным не разрешалось хоронить убитых. На третьи сутки тела казнённых стащили в овраги и свалили в общую кучу. Пятьдесят домов было разграблено и сожжено.

Бунтовщики села Крутец, дав отпор черносотенцам, пошли на разгром хлебных складов, располагавшихся на станции Салтыковка. Однако там они были встречены карательными войсками полковника Зворыкина, который прибыл в ночь с 27 на 28 октября с 5 ротами пехоты и с 325 казаками.

30 октября 1905 года губернатор П. А. Столыпин направил телеграмму министру внутренних дел И. Г. Щегловитову:

« Малиновская акция с устрашением против погромщиков церкви и грабителей произвела потрясающее впечатление на всю окрестность. Движение рабочих и крестьян приостановилось. »

Корреспондент либеральной газеты «Саратовский листок» сообщал следующее:

« О здешних беспорядках распространяется много ложных слухов. Рассказывают о бесчинствах сектантов в церкви, издевательстве над духовенством… Крестьяне Малиновки, которых мне удалось опросить по этому поводу, энергично протестуют против возводимых на них обвинений и просят сообщить об этом в печать. Они утверждают, что никаких бесчинств в церкви не было: церковь на всё время бунта оставалась запертой. Не было также никаких насилий над личностями духовенства, хотя к ним большая часть населения относилась действительно враждебно. »

Итоги восстания

Следствие по делу о малиновском бунте

К. К. Максимович

30 октября 1905 года в Саратовскую губернию был командирован с особыми полномочиями генерал-адъютант Виктор Викторович Сахаров. 3 ноября он прибыл в Саратов. В своём отчёте Николаю II о крестьянском движении в Саратовской и Пензенской губерниях Сахаров, в частности, писал:

« Жертвы были между самими крестьянами, когда сталкивались между собой партии громящих с партиями, отстаивавшими порядок; тут были и убийства, иногда весьма жестокие, и калечения, и избиения. Так в дер. Малиновке, где бунтовщики осквернили церковь, крестьяне расправились с ними беспощадным образом, заколотив до смерти более 40 чел. »

22 ноября В. В. Сахаров был убит в Саратове на квартире у Столыпина. Вместо него в Саратов был прислан генерал-адъютант Константин Клавдиевич Максимович.

30 ноября К. К. Максимович совместно с губернатором Столыпиным, решившим самолично изучить малиновское дело, и отрядом казаков прибыл в Малиновку в качестве следователя. Казаки перекрыли все дороги и тропинки, держали под наблюдением балки и овраги, чтобы никто не мог укрыться или уйти из Малиновки. Волостной староста Панкрашкин и староста Гурьянов передали Столыпину список случайно оставшихся в живых 48 «неблагонадёжных» крестьян-бедняков.

Допросы бунтовщиков, во время которых применялись пытки, проводились в имении Кривских. Крестьян, в том числе несовершеннолетних, пороли нагайками, к телу прикладывали раскалённое железо, им отрубали пальцы рук и ног, отрезали уши, носы, вырывали волосы, щёки[12].

По результатам следствия 21 «неблагонадёжный» из Крутца и 48 «крамольников» из Малиновки, в том числе Е. П. Брыков, братья И. Я. и П. Я. Коротковы, Н. Т. Мещеряков, Н. С. Шубенин и Ф. И. Коротков, были арестованы казаками из конной сотни Казурина и отправлены в саратовскую тюрьму. Вскоре 42-х арестованных сослали в Тобольскую губернию, остальные провели в тюрьме два года. В «красной» части Малиновки большое количество домов осталось совершенно без мужчин.

К. К. Максимович в своём отчёте Николаю II о крестьянском движении в Саратовской и Пензенской губерниях в ноябре 1905 г. — кон. января 1906 г., писал:

« В с. Малиновке, где бесчинствовавшие осквернили иконы, вынесенные из школы, крестьяне расправились с кощунствовавшими самым беспощадным образом, казнив самосудом 46 чел. »

Черносотенцам Максимович и Столыпин объявили благодарность правительства «за верную службу царю и Отечеству» и в качестве поощрения 23 бойцам вручили специально изготовленные медали-жетоны с надписью: «Бей — не пугайся!». Медаль служила знаком, удостоверяющим принадлежность к чёрной сотне.

Суд над черносотенцами

Левая общественность России с возмущением требовала показательного процесса над погромщиками в Малиновке и сурового их наказания. Так, например, эсеровский журнал «Сознательная Россия» в статье «На крестьянской Голгофе» обвинял черносотенцев в лжи на убитых крестьян и настаивал на выпуске из тюрем арестованных малиновских бунтовщиков. Информация о «Малиновской Варфоломеевской ночи» проникла и за границу.

В июле 1906 года по «малиновскому делу» было произведено судебное расследование, на время которого главные погромщики В. Панкрашкин, И. Гурьянов, Ф. Грачёв, М. Честнов, Я. Стариков и Ф. Толкунов были посажены в тюрьму. 8 марта 1907 года в Сердобске начался суд над 61 участником черносотенного погрома. Дело разбирала выездная сессия Саратовского окружного суда. Суд заслушал 240 свидетелей, большинство из которых были потерпевшими или очевидцами погрома. Никто из подсудимых не отрицал своей вины. Обвинителем в процессе был прокурор Воронов. В своей речи прокурор не отрицал преступления, в частности, он сказал:

« Малиновское дело по ужасу содеянного не имеет себе равных во всей истории русского суда. Свидетелями убийств их отцов были малиновские дети. Какой материал для агитатора революционного учения представляют из себя эти дети, когда подрастут и осознают безнаказанность убийств их родителей! »

Однако Воронов считал, что если по форме погромщики поступали неправильно, то по содержанию были правы, так как они восстали против беспорядков и боролись с лицами, которые стремились ниспровергнуть насильственным путём существующий государственный строй России. Защитниками погромщиков выступали присяжные поверенные из Саратова Аничков, Жданов и князь Девлет-Кильдеев, который и вовсе не находил в их действиях состава уголовного преступления. В своей речи он заявил:

« Моё глубокое убеждение, что эти лица не виновны! Они исполнили свою обязанность! Они совершили правосудие. Суд безобразный по форме, но правильный по содержанию. »

14 марта 1907 года суд вынес погромщикам оправдательный приговор[13].

Повторные суды над черносотенцами

В 1918 году на сходе граждан Малиновки был выбран Революционный суд под председательством крестьянина Ивана Пименовича Манухина, входившего в 1905 году в кружок Ф. Е. Синёва. Суду вменялось в обязанности рассмотреть дела арестованных малиновских черносотенцев. Революционный сельский суд приговорил к высшей мере наказания — расстрелу: бывшего старосту И. В. Гурьянова, дьякона Д. Р. Селезнёва, организатора погрома помещицу Н. Д. Свиридову и помещика В. А. Янишевского. Приговор суда тут же был приведён в исполнение на кладбище деревни Песковатка Григорием Мочаловым, при этом помещица Свиридова была зарублена шашкой.

Видным участником погрома, а затем секретарём Малиновского отдела «Союза русского народа» (позднее «Союза Михаила Архангела») был некто Токарев. В 1918 году Токарев был избран на пост председателя Сердобского уездного исполкома. В этом же году он был арестован. Проходивший с 28 июня по 1 июля 1918 года шестой уездный съезд Советов вынес решение предать Токарева суду Революционного трибунала, по приговору которого Токарев был расстрелян.

Примечания

  1. В советской краеведческой литературе указывается, что восстание подавляли черносотенцы, однако черносотенная организация в Малиновской волости была организована уже после подавления бунта.
  2. И. С. Симонов указывает имя Глеб Синёв.
  3. По другим данным — Панкрашин.
  4. Куванов указывает дату 26 октября
  5. Куванов называет цифру — около 250.
  6. Куванов указывает дату 27 октября.
  7. Куванов указывает дату в ночь с 27 на 28 октября
  8. Симонов указывает, что земский начальник в начале бунта уехал в Саратов и никаких действий по его подавлению не предпринимал.
  9. У Куванова 28 октября
  10. По другим данным — три — четыре дня.
  11. По другим сведениям — 43 человека.
  12. Некоторые исследователи, в том числе А. В. Куванов, указывают, что П. А. Столыпин лично руководил экзекуцией над бунтовщиками
  13. Обвинительный акт и судебные протоколы этого заседания хранятся в Сердобском музее и копии их — в Малиновской школе.

Литература

  • Авдошин И. Восстание крестьян в Ртищевском районе // Путь Ленина. — 18 ноября 1965
  • И. С. С-въ (Симонов И. С.) Страничка изъ исторіи нашей смуты («Малиновское дѣло») // Историческій вѣстникъ. — Т. CXII, 1908. — С. 550—557
  • Куванов А. «Врачующее кровопускание» палача // Путь Ленина. — 29 октября 1975
  • Куванов А. Генерал из Крутца // Путь Ленина. — 14 января 1969
  • Куванов А. Кровавая расправа // Путь Ленина. — 29 октября 1975
  • Куванов А. Малиновская трагедия // Путь Ленина. — 11, 13, 14, 17, 18 февраля 1981
  • Куванов А. Убийцам — оправдание // Путь Ленина. — 1 ноября 1975
  • Куванов А. Хлеб — бедноте // Путь Ленина. — 29 октября 1975
  • Малинин Г. А. Свяжите нас с «Вавилоном» / Из истории распространения произведений В. И. Ленина в Саратовской губернии / Под ред. проф. В. Б. Островского. — Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1973
  • Мещеряков С. Знать, помнить, чтить // Путь Ленина. — 19 октября 1960
  • Никишов С. Малиновская трагедия // Путь Ленина. — 4 августа 1970
  • Никишов С. После революции 1905 года // Путь Ленина. — 20 сентября 1967
  • Революция 1905—1907 гг. в России: Документы и материалы / Высший подъём революции 1905—1907 гг. Вооружённые восстания — ноябрь — декабрь 1905 г. Ч. 1-2 / под ред. А. Л. Сидорова. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1955. — С.761
  • Селиванов Д. Погром в Малиновке // Перекрёсток России. — 19 декабря 2000
© При использовании материалов «Ртищевской краеведческой энциклопедии» ссылка на сайт обязательна
В случае обнаружения ошибок в статьях, сообщайте о них, пожалуйста, на электронную почту wikirtishchevo@yandex.ru