Мятеж чехословацкого корпуса

Материал из Ртищевской краеведческой энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мятеж чехословацкого корпуса
Гражданская война в России
ЧехословакиРтищево.jpg
Чехословаки отмечают 1 мая в Ртищево (1918)
Дата: 27—30 мая 1918
Место: п. Ртищево Саратовской губернии — г. Пенза
Противники
Flag of the Russian Soviet Federative Socialist Republic (1918–1937).svg РСФСР Flag of Bohemia.svg Чехословацкий корпус
Командующие
В. Ф. Рябов, Г. И. Солонин С. Чечек, Й. Швец
Военные силы
Ртищевский красногвардейский отряд;
2-й красный латышский полк;
отряд аткарских красногвардейцев;
135-й Балашовский пехотный полк
4-й стрелковый Прокопа Великого полк;
1-й стрелковый Яна Гуса полк 1-й гуситской стрелковой дивизии
Военные потери
н/д н/д

Мятеж чехословацкого корпуса — вооружённое выступление Чехословацкого корпуса в мае — августе 1918 года в Поволжье, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке, создавшее благоприятную ситуацию для ликвидации советских органов власти, образования антисоветских правительств (Комитет членов Учредительного собрания, Временное Сибирское правительство, позднее — Временное Всероссийское правительство) и начала широкомасштабных вооружённых действий белых войск против Советской власти.

История

Создание чехословацкого корпуса

7 августа 1914 года по приказу военного министра «О формировании особых чешских воинских частей из добровольцев» стала формироваться Чешская дружина из военнопленных австро-венгерской армии и добровольцев, проживавших в России, для использования в боевых действиях на Юго-Западном фронте. 1 августа 1917 года Чешско-Словацкая стрелковая бригада была развёрнута в дивизию. Затем был создан и вооружён корпус в составе двух дивизий и запасной бригады. Чехословаки стали именовать себя легионерами. Октябрьскую революцию руководство корпуса — Чехословацкий национальный совет (ЧСНС) во главе с Томашем Масариком — воспринял враждебно. Были проведены многочисленные мероприятия пропагандистского и экономического характера, чтобы оградить легионеров от влияния пришедших к власти большевиков. 15 января 1918 года корпус был объявлен автономной частью французской армии. 18 февраля 1918 года на юге России началась германо-австрийская интервенция, которая грозила уничтожением корпуса[1].

Начало эвакуации

Hanácké pluk Rtiščevo.jpg
Концерт 6 полка (чешский корпус).jpg
Парад (сверху) и музыкальный концерт (внизу)
6-го Ганацкого полка на станции Ртищево

Советское правительство заявило о своей готовности оказать содействие эвакуации чехословацких частей через Владивосток[1]. 26 марта 1918 года Совет Народных Комиссаров РСФСР заключил с отделением Чехословацкого Национального Совета в России официальный договор (так называемое «Сталинское соглашение»), согласно которому чехословацким легионам предоставлялось право свободного проезда по территории России во Владивосток в качестве частных граждан. Чехословацкие части обязывались соблюдать нейтралитет, не вмешиваться во внутренние дела России[2] и сдать основную часть вооружения в установленных пунктах, одним из которых была назначена Пенза[1]. Для самозащиты им разрешалось оставить в каждом эшелоне на 1000 человек 100 винтовок и 1 пулемёт[3]. Артиллерийское вооружение сдавалось полностью. Советская сторона гарантировала чехословацким частям немедленную транспортировку по Транссибирской магистрали во Владивосток[2]. Совнарком предоставил 60 эшелонов[1]. Для сопровождения эшелонов до Владивостока назначались специальные комиссары, которые должны были систематически осведомлять Совнарком о всех происшествиях, связанных с продвижением чехословаков[3].

Подписанное соглашение приняли не все легионеры. Так, например, командиры 1-й чехословацкой стрелковой дивизии, дислоцировавшейся в Кирсанове, выступили против сдачи оружия. Кроме того они выдвинули ряд требований к политическому и военному руководству страны, в том числе о немедленном прекращении требований сдачи оружия чехословацкими легионерами и передачи им полного контроля над эшелонами[2].

27 марта[2] части 2-й дивизии, сдав оружие, выехали из Пензы в сторону Владивостока[4]. Беспрепятственный проезд чехословацких эшелонов через Пензу продолжался до конца апреля. Например, 1-й батальон 4-й роты 2-го пехотного полка прибыл на станцию Ртищево со станции Умёт 19 апреля, а 28 апреля выехал из Пензы на Самару[5]. Так проехало около 15 эшелонов. Личный состав их образовал Владивостокскую группу, численностью более 13 тысяч человек[4].

Пензенская группа войск чехословацкого корпуса к 27 мая (фрагмент карты; сост. В. В. Клецанда)

21 апреля в Красноярский совдеп пришла телеграмма наркома иностранных дел Г. В. Чичерина с указанием об ускоренной эвакуации, по настоятельному требованию Германии, немецких и австро-венгерских военнопленных из Восточной Сибири и приостановке движения чехословацких отрядов[6]. К востоку от Челябинска были остановлены 28 чехословацких эшелона[2]. Простаивавшие на станциях эшелоны корпуса образовали группы войск, которые пытались двигаться на восток. Так, эшелонам Челябинской и Ново-Николаевской группы, растянувшимся по магистрали от Урала до Байкала, удалось соединиться у станции Татарская и образовать одну большую Сибирскую (Центральную) группу. Эшелоны 1-й дивизии с примкнувшими к ним подразделениями частей 2-й дивизии составили Пензенскую (Западную) группу войск[4].

Челябинский инцидент и его последствия

14 мая в Челябинске произошёл инцидент, который создал враждебную напряженность между чехословацкими легионерами и Советами. На железнодорожной станции встретились эшелоны с чехословаками и с австро-венгерскими военнопленными, отпущенными по условиям Брестского договора. Брошенной из венгерского эшелона чугунной ножкой от печки был тяжело ранен чешский солдат[2]. В ответ чехословаки вывели военнопленных на пути и избили, ранив девять человек[3]. Одного, по их мнению виновного, военнопленного убили, нанеся ему несколько штыковых ударов в грудь и шею[2]. На следующий день специальная комиссия, созданная Челябинским Советом начала расследование, вызвав для допроса десятерых чехословацких легионеров из 6-го Чехословацкого стрелкового полка — участников убийства военноплен­ного. 17 мая командование эшелонов 3-го и 6-го чехословацких полков, стоявших на стан­ции, потребовало немедленного освобождения задержанных. Несмотря на то, что комиссия дала на это согласие, батальоны 6-го полка оцепили центр города, разоружили красноармейцев, захватили городской арсенал (2800 винтовок и артиллерийскую батарею[2]), заняли военный комиссариат, про­извели в нём обыск и перерезали телефонную линию. Одновременно подразделения 3-го полка осадили вокзал, арестовали коменданта и, разоружив охрану, захватили вагоны с оружием, стоявшие на путях. Лишь на следующий день чехословацкое командование вывело войска из города, но продолжало удерживать железнодо­рожную станцию[3].

В ночь с 20 на 21 мая в Москве были арестованы заместитель председателя филиала ЧСНС в России Прокоп Макса и сотрудники Чехословацкого представительства, которые вели переговоры с Советским правительством об отъезде чехословацких частей. Их поместили в Бутырскую тюрьму, в качестве заложников за бунт чехословацких частей в Челябинске. Народный комиссар по военным делам Л. Д. Троцкий возложил всю ответственность за челябинский инцидент на филиал ЧСНС, пригрозив его руководителям судом и расстрелом[4]. Советские военные власти предложили П. Максе разослать командирам чехословацких эшелонов приказ о сдаче оружия. Отказ выполнить это требование расценивался советской сто­роной как поощрение открытого неповиновения. 21 мая П. Макса отдал соответст­вующее распоряжение[3]:

« Начальникам всех чехословацких эшелонов, делегатам предсъездовой конференции частей в Челябинске. Вследствие конфликта, происшедшего между чехословацкими частями и местными органами советской власти, чтобы избежать в будущем подобных случаев, Чехословацкий национальный совет приказывает всем чехословацким эшелонам сдать всё оружие представителям советской власти. Ответственность за безопасность чехословаков ложится на органы Российской Федеративной Советской Республики. Каждый, кто откажется выполнить этот приказ, будет объявлен вне закона, и с ним будут поступать как с мятежником[4]. »

Вслед за этим заве­дующий Оперативным отделом Наркомвоена С. И. Аралов телеграфировал:

« Нами достигнуто с Национальным чехословацким советом следующее соглашение: что местные советы и железнодо­рожные учреждения обязуются принять строжайшие меры к принятию оружия от чехословацких эшелонов мирным путём, объясняя чехословацким массам, что целью разоружения является избежание дальнейших конфликтов[3]. »

Затем С. И. Араловым было разослано распоряжение Л. Д. Троцкого председателям советов Пензы, Самары, Уфы, Челябинска, Омска, Кургана, Петропавловска и Иркутска «предложить чехословакам, находя­щимся в эшелонах, организоваться в рабочие артели по специальности и вступить в ряды советской Красной Армии»[3].

Поручик С. Чечек (1918)

Начиная с 16 мая на станцию Челябинск начали съезжаться делегаты[4] Съезда частей чехословацкого корпуса, созванного филиалом ЧСНС[3]. Первое пленарное заседание Съезда началось 20 мая. Съезд освободил филиал ЧСНС от руководства транспортом; для возобновления транспортировки был создан Временный исполнительный комитет чехословацких войск в составе 11 человек[4], которому было вверено руководство всеми дальнейшими операциями. Командование воинскими частями было поручено Военному совету в составе подполковника Сергея Николаевича Войцеховского (эшелоны 2-го, 3-го и части 6-го полков, находившихся на магистрали от Челябинска до Петропавловска[4]), поручика Стани́слава Чечека (эшелоны 4-го и 1-го полков, стоящие перед Пензой и в этом городе, 1-го запасного полка и две артиллерийские батареи между Пензой и Сызранью[4]) и капитана Ра́долы Гайды[3] (эшелоны, расположенные восточнее Омска: часть 6-го полка, 7-й полк и 2-я артиллерийская бригада в Новониколаевске и Мариинске[4]).

Съезд, продолжавшийся три дня, постановил:

  • считать телеграмму П. Максы объявлением войны большевиками чехословацкому корпусу[4];
  • отозвать полномочия П. Максы[4]
  • не подчиняться распоряжениям о сдаче оружия[3]
  • сопротивляться разоружению, не останавливаясь перед применени­ем силы[3]
  • осуществлять в дальнейшем продвижение чехословацких легионеров до Владивостока самостоятельно, военным порядком[3].
Председатель Пензен­ского губсовета В. В. Кураев (1918)

23 мая председателю Пензен­ского губсовета Василию Владимировичу Кураеву, в подтверждение ранее данного приказа, было дано указание заведующего оперативным отделом Наркомвоен С. И. Аралова о принятии срочных мер к задержке, разоружению и расформи­рованию всех эшелонов и частей чехословацкого корпуса как остатка старой регулярной армии[3]. Секретная телеграмма из Москвы была перехвачена чехословацкими радистами[2].

В тот же день подпол­ковник С. Н. Войцеховский приказал эшелонам 6-го полка двигаться на Омск. 24 мая они прибыли в Петропавловск и, угрожая оружием, заставили же­лезнодорожников дать им локомотивы для дальнейшего движения[3].

Начало мятежа

25 мая начались первые бои между чехословацкими легионами и отрядами Красной Гвардии[2]. Ут­ром в городе Мариинске два эшелона легионеров, стоявшие на стоянке, разоружили проходивший партизанский отряд, следовавший на восток для борьбы с войсками атамана Семёно­ва, и захватили город. Вечером того же дня в 40 км западнее Омска, у станции Марьяновка произошло вооружённое столкновение между чехословаками и красногвардейским отрядом, отправленным Омским Советом с приказом задержать их и разоружить. Отряд понёс большие потери, но чехословацкие эшелоны вынуж­дены были отойти назад[3].

Действия легионеров в Челябинске и Мариинске Cоветское правительство обозначило как мятеж [1]. Вечером 25 мая Наркомвоен Л. Д. Троцкий издал приказ № 82, в котором, в частности, говорилось:

« Все Советы по железной дороге обязаны под страхом тяжкой ответственности разоружить чехословаков. Каждый чехословак, который будет найден [на] жел[езно]дорож[ной] линии, должен быть расстрелян на месте. Каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооружённый [чехословак], должен быть выброшен [из] вагона и заключён в лагерь для военнопленных. Местные военные комиссариаты обязуются немедленно выполнить этот приказ. Всякое промедление будет равносильно бесчестной измене и обрушит на виновных суровую кару. <…> Всем железнодорожникам сообщается, что [ни] один вагон с чехословаками не должен продвинуться на восток. Кто уступит насилию и окажет содействие чехословакам в продвижении их на восток, будет сурово наказан. Настоящий приказ прочесть всем чехословацким эшелонам и сообщить всем железнодорожным служащим[2][6]. <…> »

События на линии Ртищево—Пенза

Знамя 4-го стрелкового полка

Эшелоны 4-го стрелкового полка со штабом и 1-й батальон батальон 1-го стрелкового полка[7] стояли на станции Ртищево РУЖД около двух недель[8]. Эти части имели оружие и боеприпасы[4]. По воспоминаниям Д. А. Сиряпина[П 1] на первом пути находился штабной пассажирский поезд с командным составом и телефонными проводами между вагонами. На третьем и четвёртом пути стояли товарные вагоны, в которых размещались солдаты[9].

Ещё за месяц до начала разоружения Чехословацкого корпуса Ртищевский совет предпринимал попытки самостоятельно разоружить чехословацкие эшелоны, руководствуясь оперативными документами местных советов, основанными на интерпретации положений договора от 26 марта 1918 года. Так, 13 апреля на станции Ртищево командир чехословацких эшелонов телеграфировал в Москву о том, что исполком Ртищевского железнодорожного узла на основании телеграммы В. В. Кураева собирается изъять 114 винтовок и 2 пулемёта, предназначенные для сдачи в Пензе[10].

27 мая солдаты 4-го полка Чехословацкого корпуса отказались сдавать оружие представителям Ртищевского Совета, заявив, что в случае попытки силового разоружения окажут сопротивление[8].

В тот же день на станции произошло вооружённое столкновение, переросшее вооружённое выступление Пензенской группы чехословацких легионов в Ртищево против большевиков[2][11][П 2]. По воспоминаниям Д. А. Сиряпина, поводом для столкновения послужило желание легионеров сменить локомотив на более мощный. Группа легионеров пришла в веерное депо и потребовала от дежурного выделить паровозы. Получив отказ, они стащили машиниста и помощника со стоящего под парами локомотива и попытались провести его через поворотный круг. Произошла драка деповских рабочих с легионерами, пока без применения оружия. Далее Д. А. Сиряпин пишет:

« …когда чехи, угрожая оружием, всё же захватили паровоз, в кочегарке был открыт вентиль деповского гудка. Над станцией прозвучал сигнал тревоги. Где-то раздались одиночные револьверные выстрелы. Потом открылась стрельба со стороны чешских эшелонов. Чехи отводили свои поезда дальше от вокзала. В момент отхода штабного состава он был обстрелян в упор из ледника станционного буфета. По товарным поездам били «максимы» из стрелочных башен. Чехи отвечали из винтовок и пулемётов…[9]. »

Вечером известие о мятеже чехословаков на станции Ртищево получил Саратовский Совет[11]. На его подавление из Саратова был направлен отряд 2-го красного латышского полка[12] и отряд аткарских партизан[П 3], которые прибыли на станцию утром 28 мая[8][П 4]. Латыши открыли по чехословакам артиллерийский огонь из развёрнутых на платформах трёхдюймовых орудий, в частности, обстрелу подвергся район Сердобского тупика[П 5], где располагались легионеры[9]. Чехословацкие части удалось окружить и обезоружить[8][11].

В связи с выступлением чехословаков, органы советской власти в срочном порядке начали мобилизационные мероприятия[10]. 28 мая в Балашове общее собрание рабочих и служащих железнодорожного узла приняло решение о создании отряда для борьбы с чехословацким мятежом. Железнодорожные рабочие в возрасте от 18 до 50 лет, за исключением служащих и рабочих, необходимых для поддержания малого движения поездов, ремонта путей и паровозов, получили оружие и выехали экстренным эшелоном в Ртищево[13][П 6]. Все уклонившиеся от поездки в Ртищево без уважительных причин считались изменниками народа, увольнялись со службы и передавались революционному суду, о чём было немедленно объявлено всем служащим[10].

Во второй половине дня, 28 мая, Ртищевскому Совету с помощью латышей и аткарских партизан удалось обезоружить чехословацкий эшелон, прибывший из Тамбова. Разоружённые подразделения, под охраной латышей, были отправлены в Тамбов[8].

В. Ф. Рябов (1916)

В конце дня[8] председатель исполкома Ртищевского Совета В. Ф. Рябов[12] направил на помощь Пензенскому Совету отряд ртищевских красногвардейцев во главе с Р. С. Тусеевым[8] и Н. Степановым[12] и отряд аткарских партизан. Они прибыли в Пензу, когда город уже был занят чехословаками, поэтому высадились на окраине[8][П 7].

Родион Тусеев

Поздно вечером 28 мая[8] на станцию Ртищево прибыло из Сердобска 8 теплушек[3] с двумя тысячами[11][П 8] вооружён­ных чехословаков[3] под командованием поручика Станислава Чечека[10]. Они потребовали немедленно дать паровоз для отправки их в Тамалу за хлебом. Вви­ду отказа исполнить их требование легионеры заняли станцию[3], окружили посёлок, перерезали телеграфные провода и начали осаду[11]. Ртищевские партизаны приняли оборону на северной окраине посёлка. Вскоре вернулись выезжавшие в сторону Тамбова латыши, прибыл отряд красногвардейцев из Балашова[8] во главе с председателем Балашовского Исполкома Георгием Ивановичем Солониным[12].

По данным А. и Д. Муратовых отъезд чехословацких подразделений 4-го полка со станции Ртищево в Пензу начался уже в ночь с 28 на 29 мая. Так, поезд 3-й роты 4-го полка приехал в Пензу в час ночи 29 мая, через два часа прибыла 2-я рота, за ней — штабной поезд и поезд снабжения[4]. При этом со станции Ртищево легионеры угнали три паровоза[17]. В Ртищево оставались до 1500 легионеров при 24 пулемётах[8], в том числе 1-я рота 4-го полка, которые прикрывали отход[4].

Бойцы 4-го полка Чехословацкого корпуса на захваченном ими вокзале в Пензе

29 мая, в 4 часа утра[4] войска 1-го чехословацкого стрелкового полка и части 4-го чехословацкого стрелкового полка[2], численностью 3500 человек[4] начали наступление на Пензу[2]. Им удалось окружить город с трёх сторон; замкнуть кольцо окружения на западной окраине мешал прибывший днём ранее из Ртищева красногвардейский отряд[8]. После сильного сопротивления, чехословаки захватили власть в городе. Пен­зенский Совдеп был разогнан, часть его членов вынуждена была бежать[3]. В боях за Пензу погибло около 300 красногвардейцев, которые были погребены в сквере на центральной площади Пензы в братской могиле. В этих боях были смертельно ранены Родион Степанович Тусеев и матрос Николаев[8].

Утром 29 мая на станции Ртищево произошёл бой, в результате которого отряд 2-го латышского полка и отряд аткарских крестьян с помощью ртищевских железнодорожников и красногвардейцев выбили отряд чехословаков из Ртищева[8] и отбросили его к северо-востоку[11]. По воспоминаниям делегата Саратовского губернского крестьянского съезда Глухова, в результате боевого столкновения в Ртищево погибли 8 легионеров[10]. Опасаясь преследования, чехословаки разобрали часть железнодорожного пути недалеко от разъезда Дубасовский[8].

Во время боя в Ртищево, председатель волисполкома В. Ф. Рябов связался по телефону с военкомом И. С. Тусеевым, который вместе с М. В. Серёжниковым и Г. С. Фомичёвым находился в это время на уездном съезде Советов в Сердобске, и предложил ему организовать силы красногвардейцев для удара с тыла по отступающим из Ртищево чехословакам[8].

Съезд одобрил предложение И. С. Тусеева прервать работу и разъехаться для организации на местах крестьянских партизанских отрядов[8]. Мобилизация прошла успешно, некоторые волости дали до тысячи бойцов. Например, Байковский волостной Совет Сердобского уезда — 700, Малиновский — 900, Студёновский — 1000 человек[14].

Узнав от дежурного по станции[8], что чехословацкий эшелон в количестве двух вагонов[18] проследовал разъезд Колдобаш, руководители отрядов приняли решение пустить навстречу эшелону неуправляемый паровоз[8]. К паровозу прицепили 5 вагонов, в которых разместился отряд сердобских и ртищевских красногвардейцев во главе с М. В. Серёжниковым, и платформу с балластом и вывели состав со станции Сердобск. Миновав мост через реку Сердоба, отряд высадился и организовал засаду на заречной окраине Сердобска, а паровоз был пущен навстречу чехословакам. Крушение поездов, стоившее чехословакам больших жертв и крупного материального ущерба[8], произошло на выемке между Сердобском и Колдобашем. Покинув горящий эшелон, мятежники рассыпным строем пошли на Сердобск, но были встречены из засады пулемётным и ружейным огнём. Чехословаки не приняли бой[8].

По воспоминаниям участника событий Михалова-Коняхина к горевшему эшелону направили часть отряда крестьян из села Студёновка Сердобской волости, прибывших к этому времени в Сердобск. Однако, залегшие под откосом железной дороги чехословаки, встретили их ружейным огнём. Было убито трое и один тяжело ранен, остальные разбежались. Другой части студёновского отряда было поручено разобрать путь между Сердобском и разъездом Тащиловка. В это время на выручку эшелону прибыл броневик, открывший оружейный огонь по студёновцам, в результате чего было убито ещё 12 человек. Чехословаки захватили станцию Сердобск, а затем, обойдя отряд партизан оврагом, заняли город[18]. О том, что отступающие части чехословаков заняли Сердобск, заявил в своём докладе на заседании исполкома Саратовского Совета РКК депутатов 29 мая В. П. Антонов-Саратовский[11][П 9]. К вечеру того же дня легионеры уехали в Пензу[18].

Гражданская война на территории Саратовской области и прилегающих к ней районов (1918 год)

30 мая в 13 часов Сердобск был занят частями Красной Армии, направленными со станции Ртищево, которые продолжили наступление в сторону Пензы[8]. В тот же день легионеры начали отъезд с боями от Пензы в сторону Сызрани, разрушая при этом за собой железнодорожные пути, чтобы их не смогли догнать по железной дороге[4]. В качестве заложни­ков ими были захвачены несколько членов Пензенского Совдепа. 31 мая Пензу заняли части Красной Армии[3]. Газета «Известия Саратовского Совета» от 1 июня 1918 года сообщала: «Пенза занята нашими войсками, часть которых продолжает движение к Сызрани. Железнодорожные пути на участке Ртищево — Пенза свободны для беспрепятственного движения поездов»[8].

Ртищево. Похороны Р. Тусеева и Николаева, погибших в Пензе в боях с чехословаками (2 июня 1918)

31 мая 1918 года газета «Известия Саратовского Совета» в № 104 опубликовала резолюцию собрания чехословацкого военного отряда в Саратове, в которой говорилось:

« Мы, чехословаки и поляки, узнав о событиях в Ртищеве и других городах, признаём эти действия несправедливыми и преступными и протестуем против таковых со всей энергией.

Так как мы подозреваем, что этот инцидент подготовлен германскими агентами с целью поселить развал и ненависть между русскими братьями и нами, чехословаками, штаб отряда высылает трёхчленную делегацию для разъяснения дела с требованием прекратить братоубийственное кровопролитие.
Мы, чехословаки, сделав революцию в Австро-Венгрии, пришли сюда с целью поддержки и защиты русской революции от германо-монархических банд и контрреволюционных движений.
Мы, чехословаки, стоим на страже завоеваний революции и всецело поддерживаем Русскую[П 10] Федеративную Советскую Республику. Долой братоубийственную войну!
Долой империалистический строй всего мира!
Да здравствует Интернационал! Да здравствует свобода, равенство и братство! Да здравствует чешская коммуна! Да здравствует власть Советов[11]!

»

2 июня в Ртищево состоялись похороны Р. С. Тусеева и матроса Николаева[8].

Интересные факты

С 28 марта по 28 мая 1918 года будущий дивизионный генерал Вооружённых Сил Чехословакии Йозеф Коутняк занимал должность уполномоченного Чехословацкого национального совета в России при командовании (комиссара) чехословацкого корпуса по регулированию железнодорожного движения (чеш. regulační železniční komisař) на станции Ртищево РУЖД[19].

Примечания

  1. Сиряпин Дмитрий Алексеевич — один из первых ртищевских комсомольцев. Во время прибытия на станцию Ртищево эшелонов 4-го стрелкового полка, находился на вокзале, а во время боя с ними укрывался в водоёмной башне рядом с вокзалом[9].
  2. Л. Прокофьев указывает ошибочную дату начала мятежа в Ртищево — 29 мая[12]. Н. А. Шишмарёв в книге «Город Ртищево» совершенно необоснованно связал дату начала мятежа — 25 мая, с захватом станции Ртищево, который, по его словам, послужил «…сигналом к мятежу всего корпуса против молодой Советской Республики»[13].
  3. По всей видимости, отряд состоял из крестьян Лопуховского волостного Совета Аткарского уезда, который мобилизовал 1000 человек[14].
  4. По воспоминаниям Д. А. Сиряпина латышская часть вступила в бой уже вечером 27 мая[9].
  5. Здесь имеется ввиду отстойник (тупик) для пассажирских вагонов поездов пензенского направления.
  6. По данным Г. И. Чурсина в подавлении чехословацкого мятежа участвовал, сформированный в мае 1918 года, Балашовский 135-й пехотный полк, который в дальнейшем вошёл в дивизию Чапаева[15].
  7. 28 мая через Ртищево на Пензу был послан поезд[6] с красногвардейцами, вооружённый пулемётами и двумя орудиями. Кроме того он вёз три бронеавтомобиля. В 7 часов утра поезд подъехал к вокзалу станции Пенза-3 и остановился возле эшелона 5-й роты 1-го полка на параллельном пути. Этот поезд был захвачен чехословаками. Паровозная бригада эшелона состояла из китайцев-красногвардейцев, не оказавших практически никакого сопротивления. Трофейные броневики легионеры использовали в дальнейшем при наступлении на Пензу[4].
  8. А. Куванов называет завышенную цифру — пять тысяч[16] — общее количество чехословацких войск на всей линии Ртищево — Пенза.
  9. По данным А. Тусеева чехословаки вернулись на станцию Байка[8], Л. В. Прокофьев писал, что чехословаки, якобы пешим порядком ушли в направлении Пензы[12].
  10. Так в оригинале

Источники

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 Шариков А. Г. Чехословацкий мятеж в Пензе по воспоминаниям очевидцев // Вопросы истории. — 2017. — № 1. — С. 141—148 (Архивировано из первоисточника 1.03.2020).
  2. 2,00 2,01 2,02 2,03 2,04 2,05 2,06 2,07 2,08 2,09 2,10 2,11 2,12 2,13 Den po dni (История Чехословацкого легиона день за днём) // Klub přátel pplk. Karla Vašátky - 2. roty, 1.Česko-Slovenského střeleckého pluku o. s. (чеш.) (Архивировано из первоисточника 27.09.2013).
  3. 3,00 3,01 3,02 3,03 3,04 3,05 3,06 3,07 3,08 3,09 3,10 3,11 3,12 3,13 3,14 3,15 3,16 3,17 3,18 3,19 Документы и материалы по истории советско-чехословацких отношений. Том 1. Ноябрь 1917 г. — август 1922 г.. — М.: Издательство «Наука», 1973. — С. 55—56, 72—74, 76—77, 82, 87, 98—99
  4. 4,00 4,01 4,02 4,03 4,04 4,05 4,06 4,07 4,08 4,09 4,10 4,11 4,12 4,13 4,14 4,15 4,16 4,17 4,18 Муратов А., Муратова Д. О событиях, которые в СССР называли «Чехословацкий мятеж». — Прага: Чехословацкое общество легионеров, 2018. — С. 14—16, 24—26
  5. Josef Krulich Válečný deník 1915—1920. — С. 18 (чеш.)
  6. 6,0 6,1 6,2 Чешско-Словацкий (Чехословацкий) корпус. 1914—1920: Документы и материалы. Т. 2. Чехословацкие легионы и Гражданская война в России. 1918-1920 гг. — М.: Кучково поле, 2018. — С. 119, 153, 178—179
  7. Klecanda V. V. Operace Československého vojska na Rusi 1917—1920 // Vojenské rozhledy. - 1920. — № 1. — С. 398а
  8. 8,00 8,01 8,02 8,03 8,04 8,05 8,06 8,07 8,08 8,09 8,10 8,11 8,12 8,13 8,14 8,15 8,16 8,17 8,18 8,19 8,20 8,21 8,22 8,23 8,24 Тусеев А. Грозные испытания // Путь Ленина. — 11 августа 1967. — С. 2, 4
  9. 9,0 9,1 9,2 9,3 9,4 Дни незабываемые: Из воспоминаний одного из первых ртищевских комсомольцев Дмитрия Алексеевича Сиряпина // Путь Ленина. — 6 февраля 1971. — С. 4
  10. 10,0 10,1 10,2 10,3 10,4 Васильченко М. А. Бои Чехословацкого корпуса у станции Ртищево // Общество и политика в исторической ретроспективе: межвуз. сб. науч. тр. / под ред. Е. И. Демидовой, С. Ю. Наумова. — Саратов: Саратовский социально-экономический институт (филиал) РЭУ им. Г. В. Плеханова, 2016. — С. 18—22
  11. 11,0 11,1 11,2 11,3 11,4 11,5 11,6 11,7 Губчека: Сборник документов и материалов из истории Саратовской губернской чрезвычайной комиссии, 1917—1921 гг. / Сост.: Н. И. Шабанов, Н. А. Макаров. — Саратов: Приволжское кн. изд-во, 1980. — С. 42—44
  12. 12,0 12,1 12,2 12,3 12,4 12,5 Прокофьев Л. Жизнь, отданная людям // Путь Ленина. — 10 ноября 1965. — С. 2—3
  13. 13,0 13,1 Шишмарёв Н. А. Город Ртищево. — Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1986. — (Города Саратовской области). — С. 29—30
  14. 14,0 14,1 Герасименко Г. А. Низовые крестьянские организации в 1917 — первой половине 1918 годов: на материалах Нижнего Поволжья. — Саратов: Издательство Саратовского университета, 1974. — С. 293—294
  15. Чурсин Г. И. Балашовскому железнодорожному узлу 100 лет. — Балашов: Изд-во Балашовского пединститута, 1994. — С. 72
  16. Куванов А. Сыны и дочери земли родной: Из цикла очерков «Ртищево» // Путь Ленина. — 13 февраля 1971. — С. 3
  17. Так было…: Воспоминания старого машиниста, пенсионера А. И. Захарова // Путь Ленина. — 19 сентября 1967. — С. 2
  18. 18,0 18,1 18,2 Варфоломеев Ю. В., Левин С. В. «Чехи обошли нас оврагом и прошли в город». Воспоминания большевиков — участников первых боестолкновений с чехословацкими легионерами в Саратовском Поволжье. 1918 г. // Исторический архив. — 2018. — № 6. — С. 12—19
  19. Биография Й. Коутняка по данным архивов Министерства обороны Чешской Республики (чеш., англ.) (Архивировано из первоисточника 8.09.2015).
© При использовании материалов «Ртищевской краеведческой энциклопедии» ссылка на сайт обязательна
В случае обнаружения ошибок в статьях, сообщайте о них, пожалуйста, на электронную почту wikirtishchevo@yandex.ru